• Национальный юридический центр -
    География постоянного местонахождения: Волгоградская область, Москва и Московская область
  • Национальный юридический центр -
    Разработка и сопровождение социальных проектов по повышению правовой грамотности
  • Национальный юридический центр -
    Более 5000 судебных дел за последние три года
  • Национальный юридический центр -
    Активное участие в профильных экспертных и общественных советах при органах государственной и муниципальной власти

Решайте сообща

Конституционный суд отказался оценивать положения Семейного кодекса, касающиеся совместного имущества супругов.

Поводом к обращению в высшую юридическую инстанцию страны послужила сделка с недвижимостью. В материалах дела указано, что вместе с законным мужем жительница северной столицы приобрела в собственность квартиру, а позднее подарила треть этой квартиры их общему сыну. Нотариальное согласие супруга на совершение сделки получено не было, и когда супруги решили разводиться, муж оспорил решение жены в судебном порядке. Результат предсказуемо оказался в его пользу – денежная компенсация соразмерно доле в общем имуществе супругов, но бывшая жена не смирилась, но в рассмотрении жалобы на бывшего мужа было отказано.

«Данная сделка безусловно будет признана судом недействительной, поскольку супруг не давал нотариально удостоверенного согласия на заключение сделки по распоряжению имуществом, находящимся в совместной собственности сторон, то есть сделка ничтожна в силу закона, что является основанием для удовлетворения исковых требований о признании недействительным договора дарения доли квартиры (абз. 2 п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ), – говорит руководитель «Центра семейного права» Кривобокова Светлана, – пункт 3 ст. 35 СК РФ, регулирует, в частности, отношения по распоряжению имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, обязывает к получению нотариально удостоверенного согласия одного из супругов для совершения другим супругом сделки, требующей нотариального удостоверения».

Однако, отмечает юрист, в ряде случаев сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Законом установлена презумпция согласия другого супруга на акт распоряжения общим имуществом одним из супругов. Это означает, что лицу, заключающему сделку с одним из супругов, не нужно проверять, согласен ли на сделку другой супруг, требовать представления доверенности от последнего, а следует исходить из факта его согласия.

«Приводя пример из практики — рассказывает Светлана Юрьевна, – в другом гражданском деле суд признал необоснованными доводы истца о том, что другу ответчика и матери ответчика было известно о наличии конфликта между супругами и что при заключении договоров купли-продажи автомобиля его согласие получено не было, поскольку наличие между супругами конфликтных отношений с достоверностью не свидетельствует о том, что данные ответчики знали об отсутствии согласия истца на осуществление сделки по отчуждению общего имущества супругов. Таким образом, суд отказал в удовлетворении требований истца о признании недействительной сделки купли-продажи совместного и применении последствий недействительности сделок в полном объеме. Вместе с тем, истец имеет право заявить на взыскание денежных средств в счет стоимости доли, если докажет, что бывший супруг использовал все полученное по сделке исключительно на собственные нужды, а не в интересах семьи».